​Прецедент: запахи неживой природы

2017 год запомнится парфманьякам как год возрождения интереса к минеральной тематике — запахи мокрого бетона, сырой штукатурки, соленой гальки и «ангельской пыли» в павильонах Esxence и Pitti Fragranze особенно выделялись на фоне цветущих работ восточно-гурманского направления. Запуски «неорганического» спектра можно пересчитать по пальцам: покупателям все еще приятнее пахнуть чем-то свеже-сладко-цветочным, но движение в сторону индустриальных запахов есть. Об этом уже писали крупные профильные (и не только) издания.

Можно сказать, что такое осторожное любопытство заново пришло в парфюмерию как ответ на повальное увлечение всем органическим и натуральным — сначала в виде марок вроде Escentric Molecules и Aether, которые демонстрируют вполне самодостаточную красоту синтетических душистых веществ (последние, впрочем, далеко не всегда пахнут «ненатурально», скорее наоборот), теперь — в форме запахов, не встречающихся в природе: раскаленный металл, краска, белый порошок.

Первопроходцем минерального тренда справедливо считают Comme Des Garçons — их Odeur 53 вышел в 1998 году, когда L’Artisan Parfumeur выпустил солоновато-древесный Navegar, а Fendi рифмовали смолы со специями в Theorema. Неудобный и слишком «другой» аромат лака для ногтей, запах плавящегося металла и краски из баллончика встретили так хорошо, что после него в коллекцию Реи Кавакубо пришел Odeur 71 (марка описывала его как запах пыли на раскаленной лампочке), а в 2004 году родилась целая линейка Synthetic — ароматы химчистки, гудрона и длинного летнего дня в гараже появились в продаже в прозрачных пластиковых флаконах, внутрь которых поместили черный пакет с туалетной водой. Между этими двумя событиями парфюмерия успела подустать от засилья акватических ароматов, а эксперименты с минеральной темой медленно продолжались — ими занимались в основном нишевые марки.

До «большого» люкса призрак тренда добрался только через 8 лет. Напоминанием о нем можно считать обозначенную ноту кремня в сверхпопулярном Terre d’Hermés, но лишь с натяжкой: назвать главный бестселлер марки минеральным все-таки сложно. Спустя 5-7 лет интерес к неживой природе вернулся: вышли Hugo Boss Red, который пахнет остатками ревеневого сока на лезвии ножа, и Craft — ароматическая конструкция из стекла и бетона исландки Андреи Маак. Свой «странный» запах появился даже у британцев (Penhaligon’s), которые до этого перемежали лавандовые воды нежными розами и викторианским жасмином: их Sartorial, аромат раскаленного утюга и горячего пара, в 2010 году сделал Бертран Дюшофур — самый востребованный из современных парфюмеров и один из самых самобытных.

Следующие несколько лет марки проводили больше времени в оранжереях, на восточных базарах и в кондитерских: первую половину 2010-х друг друга сменяли ирис, тубероза, уд и сладости всех сортов, но уже сейчас к ним присоединяются «неживые» запахи. Роль Comme Des Garçons тут сложно переоценить. В октябре прошлого года они вместе с Гошей Рубчинским выпустили легкий цитрусовый одеколон с прохладным бетонным фоном и сенными нюансами марихуаны; весной объявили о выпуске 10 ранее снятых с производства ароматов (в том числе Soda, Tar и Garage из той самой серии Synthetic), а в ноябре в «Цветном» показали прохладный сандаловый Concrete в знаменитом флаконе-гальке, который из-за серого шероховатого напыления похож то ли на брусчатку, то ли на миниатюру одного из нереализованных проектов Захи Хадид. Но среди крупных брендов такой живой интерес к неконвенциональной красоте скорее исключение: на эксперименты охотнее соглашаются марки поменьше.

Так, американская марка A Lab on Fire на прошедшей Pitti Fragranze без лишнего шума показала California Snow, чье название на сленге означает кокаин. Сам аромат получил необычную «диффузную» структуру: вполне осязаемый минеральный блок в нем пронизан древесно-ароматическими штрихами шалфея, кедра и душистых трав. Еще одна интересная интерпретация темы получилась у Heely — в совместной с Maison Kitsune работе Notede Yuzu основной цитрусовый аккорд скрыт едким, сернистым запахом масляной краски. Это один из самых любопытных и модных запусков марки, до того варившейся в собственном соку и не особо оглядывавшейся на происходящее у коллег.

Люксовым брендам такой храбрости остается только завидовать, но и в их рядах есть движение: Penhaligon’s, например, начал 2017 год с одеколона Savoy Steam — веселого запаха розового геля для душа и влажного кафеля, который на фоне тяжеловесной «портретной» линейки смотрится очень и очень бодро.

В новом году интерес к минеральной теме не угаснет, но о желании работать с ним говорят преимущественно нишевые марки. Например, Кьяра Ронзани из Extrait d’Atelier в апреле представит Maitre Ceramiste — слегка сырой, глинистый запах гончарной мастерской. Как и любому другому направлению, «неорганике» нужно время и грамотная аранжировка, чтобы вырасти из состояния тенденции и стать отдельным направлением — так, как совсем недавно случилось с гурманскими ароматами. Получится ли? Скоро узнаем.

27 ДЕКАБРЯ 12:23

Первая полоса