​Матильда

Если бы я писала эту рецензию сразу после выхода из кинозала — то тут от «Матильды» камня на камне не осталось. Первый час после просмотра в голове крутилась ровно одна мысль, что «Матильда» это не просто «клюква», а «клюква в сахаре». Сейчас, по прошествии суток, «самый ожидаемый фильм года» успокоился в моем рассудке и я готова рассказать, что с ним не так.

В фильме, который похож на пасхальный кулич, хорошего столько, сколько на куличе глазури (немного и на поверхности), но все-таки есть. Во-первых, это Ларс Айдингер, чисто и четко воплотивший на экране роль не Николая II, но несчастного, желающего мирской жизни Ники. Во-вторых, Ингеборга Дапкунайте столь же убедительно исполнившая роль его матери — непреклонной императрицы Марии Федоровны, на чьей совести лучший монолог фильма. С ними же на чашу весов отправляется Евгений Миронов, он же Иван Карлович, директор императорских театров, который придает комичности тяжелой поступи «Матильды».

Вот что удивительно, в фильме про балет и любовь (номинально, но все же), нет ни грамма легкости, только тяжелый бархатный и душный кадр. Оператора и режиссёра вообще гораздо больше занимают пуанты, ноги в колготах, корсеты, юбки, мундиры и драгоценности, чем лица героев. Это стоит признать, главную роль в «Матильде» играют костюмы и декорации. Но здесь кроется второй неочевидный плюс — я уверена, что категории поклонников «Бедной Насти» именно из-за антуража и слишком мелодраматичной постановки фильм придется по вкусу.

Всех остальных ждет разочарование — развернув шуршащую обертку с лицом Натальи Поклонской, мы видим прошлогоднее засохшее рафаэлло, а не вкусную конфету. Фильм похоронили православные активисты, только сами не поняли, как. А «Матильда» просто оказалась недостойна шумихи вокруг нее. Пройди она телесериалом по Первому под Новый Год, ее увидела бы и целевая аудитория, и волки были бы сыты.

Одновременные съемки и фильма, и сериала, на мой взгляд, испортили «Матильду». Рваный монтаж, нестыковка сюжета и 15 ненужных минут Козловского уничтожают и без того неидеальное кино. И вообще — к чему помещать на афишу актера, который ничего не делает для сюжета и вообще неясно зачем в фильме снят.

Линия Козловского наверняка будет понятна и расширена в сериале, но здесь его крики, стоны и пытки немецким врачом-психопатом (накал глупости на экране) получают статус главного провала.

Я долго подвожу вас к самой Матильде, исполненной Михалиной Ольшанской. Актриса порочной и притягательной внешности оправдывает статус роковой женщины, к которой тянет всех мужчин в ложе Мариинки. Я услышала много придирок к тому, что Ольшанска топает и скачет как слон, но это вкусовщина. Если посмотреть на фото настоящей Матильды Кшесинской, то мы увидим вовсе не Майю Плисецкую, а вполне себе женщину с ногами, которые могут топать.

Куда больше вопросов у меня вызывает ее главная соперница, которая как раз похожа на очень такую даже портовую проститутку в теле. Вообще, императорскому балету должно быть куда обиднее Поклонской — балет представлен в фильме как «бордель с государственными субсидиями» и балерины своему статусу всячески соответствуют. Если Ники выглядит действительно несчастным и влюбленным, то Матильда весь фильм ощущается как героиня поговорки про рыбку. Если мы почитаем историю, то поймем, что так оно и было, а посему к минусам относить не будем.

И да, еще немного об истории. Фанаты Николая II могут быть спокойны, конец фильма — и по совместительству его лучшая часть, в которой царь выглядит настоящим мучеником, осознающим, что выбрал тяжелый путь, но выбрал его по всем канонам православия. Николай II, уже не Ники, произносящий некое подобие исповеди перед женой и зрителями, закрывает развитие своего героя и не оставляет вопросов.

Последний плюс, озаряющий картину, это Аликс, сыгранная нежной и неловкой Луизой Вольфрам. Некрасивая невеста Ники, терпящее оскорбительное соперничество безродной красотки, уколы (в том числе и физические) от вдовствующей имератрицы и откровенное равнодушие жениха. Хоть на ее долю и выпал один из самых жутких поворотов сюжета — с кровью, пуантами и чуть ли не колдовством, за это ее наградили и лучшим моментом — престолонаследник демонстрирует киноаппарат и на миг мы оказывается в другом, куда более арт-хаусном и интересном кино.

Когда в фильме появился медведь, я даже не удивилась. Когда в фильме появился воздушный шар с гербом, садящийся на бьющие золотые фонтаны — тоже. Потому что это уровень «Матильды» — уличный театр, повествующий о «царских утехах» на потеху толпе.

Вот только стоит ли он вашего времени, тот еще вопрос.

26 ОКТЯБРЯ 01:11
ФОТО: каро премьер

Первая полоса