РУССКАЯ МОДА УЖЕ ДАВНО НЕ РУССКАЯ


Тихон Пенкин и его одноименный бренд — уникальное явление хотя бы потому, что отношение дизайнера к созданию одежды нарушает все общепринятые нормы. Тихон владеет швейной мастерской и живет по принципу независимости своих работ, подчиняясь только свободному вдохновению. Границы искусства и реальности у него размыты. Пенкин не только дизайнер одежды — он живописец, декоратор, организатор школы художников.



J. Kim ищет единомышленников среди корейско-узбекской аудитории как способ персонализации своего творчества. Одежда J. Kim продается в Казахстане, Белоруссии, Украине. Кстати, от представителей магазинов в восточных странах запросы на реализацию одежды J. Kim поступают часто.

Бунденко тоже художник, но не в узком понимании. В первую очередь, быть художником — это образ жизни, формирование оригинальной области реализации, неразрывно связанной с визуальным контентом. Антон же занимается спекулятивным искусством, исследует природу пространства, цвета и объемов через фантазию. Например, проект FUTURE IS NOW вырос и трансформировался из рубашек и свитшотов в полноценный арт-проект. Такие вещи заслуживают внимания в мировом контексте, и автор уже успел выставиться с проектом на Московской биеннале.

Дуэт дизайнеров «Наше», выпускники «Британки», проводят эмпирические исследования. Интерес заключается в самопознании и изучении связи между событиями в детстве и настоящим. Для них одежда — это способ общения с аудиторией.


Каждый день героям дня приходится сталкиваться с огромным числом сложностей, которые затрудняют путь к аудитории. Постоянный поиск нативного языка поддерживает уникальный способ контакта и привязывает аудиторию к конкретному визуальному коду. А любовь к творчеству позволяет находить пути выхода даже из самых утопичных ситуаций. Наша редакция выбирает детские чувства бренда «НАШЕ», провокационность Антона Бунденко, онтологичность Пенкина и живой мир корейских ныряльщиц J. Kim.

19 ДЕКАБРЯ 11:50

Первая полоса